Куаныш Шонбай: ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ХОЧЕТ РАБОТАТЬ ЧЕСТНО

Куаныш Шонбай: ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ХОЧЕТ РАБОТАТЬ ЧЕСТНО

Автор:  Михаил Егорин март 2017

Управляющий партнер Rumi Group, ресторатор Куаныш Шонбай в интервью GM рассказал о том, почему бизнесом нельзя заниматься ради развлечения, почему предприниматель должен работать только в том сегменте, который по карману ему самому, а также о том, что общего у социальной сети и кухонного ножа.

– Куаныш, у вас большой предпринимательский опыт в различных сферах, и вот сейчас вы пришли в ресторанный бизнес. Какова его специфика? Это больше работа с продуктами или все-таки с людьми?

– В экономике есть три основных составляющих: производство, торговля и сервис. Все эти три компонента в Казахстане являются проблематичными. В производстве низкая эффективность труда, в сервисе такая же ситуация, торговать мы в Казахстане тоже особо не умеем, поэтому все базары и ниши, связанные с торговлей, наполовину заняты нашими соседями. Ресторанный бизнес – это как раз тот вид деятельности, в котором присутствуют и производство, и сервис, и торговля. Поэтому, на мой взгляд, ресторанный бизнес – один из самых сложных. К тому же в этом виде деятельности только ты сам отвечаешь за результат: если в твоем ресторане невкусно готовят или плохо обслуживают, то тебе никто не сможет помочь – ни влиятельные знакомые, ни государство, никто. Даже друзья вряд ли придут во второй раз.

Где-нибудь в Европе нередко можно встретить официанта в возрасте, который посвятил обслуживанию гостей всю свою жизнь, делающий это с большим достоинством. У нас официанты – это в основном студенты, подрабатывающие таким образом в ожидании «настоящей» работы. Это одна из причин хромающего сервиса в нашем общепите?

– Своих официантов мы не готовим к этой работе на всю жизнь, понимая, что молодым казахстанцам ментально не близка перспектива посвятить себя полностью обслуживанию гостей в ресторане. Но мы говорим им: «Раз ты сейчас здесь, используй эту возможность по максимуму, carpe diem (лови момент. – прим. GM), делай свою работу на самом высшем уровне.

«Я мечтаю вырастить тысячу человек, зарабатывающих миллион тенге в месяц»

Во-первых, ты денег заработаешь, во-вторых, можешь проявить себя». Наша мантра, которую мы проговариваем, это «Вкус, забота, традиции». Традиции – это очень важный элемент нашей философии и мотивации работников, потому что у казахов есть такое понятие «Құдайы қонақ», означающее, что каждый гость от бога. Именно это фундаментальное понимание очень сильно помогает нам. Не могу сказать, что наше обслуживание самого высокого уровня, но наши ребята очень искренне стараются. И если смотреть на соотношение цена-качество, наш сервис очень неплох.

– Как кризис влияет на рынок общепита в Казахстане? Верно ли, что свои позиции теряют заведения с завышенными ценниками, тогда как демократичный сегмент, наоборот, набирает обороты?

– Так получилось, что мы на рынок общепита пришли полтора года назад, то есть в период, когда эпоха больших денег уже завершилась. Поэтому мы на своем опыте не ощутили момент начала стагнации рынка, мы не знаем, что такое снижение среднего чека в наших заведениях. Однако мы видели, что рынок ранее был не очень эффективным. Но пока гости принимали эти правила игры и платили по 2500 тенге за порцию плова, бизнес у наших предшественников шел. Мы же предложили на тот момент плов по цене в 2,5 раза ниже, и практика показала, что эта бизнес-модель была правильной.

1 1

Причем мы пришли на рынок еще до девальвации, но все более или менее просвещенные люди уже тогда понимали, что кризис неизбежен, и готовились к нему. Получилось так, что время нашего старта было выбрано удачно. Не факт, что наша бизнес-модель сработала бы, скажем, в 2011-м, но в 2015-2016 годы это было воспринято рынком позитивно. Еще надо отметить, что, по сути, мы не столкнулись с какой-то прямой конкуренцией в своем ценовом сегменте. Рынок был в диапазоне до 1500 тенге (размер среднего чека. – прим. GM), а потом – свыше 5000 тенге. Мы же создали свой рынок в этом пустовавшем промежутке.

– Не секрет, что иногда бизнес покупается богатыми людьми для жен, подруг, любовниц, чтобы те не скучали и занимались чем-то для души. Часто это бывают рестораны, салоны красоты, глянцевые журналы – словом, то, с чем они сами сталкиваются ежедневно. Правильно ли я понимаю, что таких предпринимателей волны кризиса смывают первыми?

– Как правило, ресторанами занимаются три категории людей. Первые – это как раз те, которые хотят побаловать своих жен или любовниц. Вторые приходят в этот бизнес с мыслью: «Я много трачу в ресторанах, почему бы не открыть свой собственный?» Третьи – это люди, которые целенаправленно идут в эту сферу, чтобы заработать деньги. Так вот, те люди, которые приходят сюда зарабатывать, они зарабатывают. Я не видел еще ни одного человека, который пришел в этот бизнес с серьезным профессиональным настроем и прогорел бы. Прогорают случайные люди, и я считаю, что это честно. Любая глупость должна оплачиваться. Бывает, что люди тратят 2-3 миллиона долларов на ресторан, но при этом жалеют 50 тысяч долларов на концептуальный консалтинг. В таком случае платить приходится уже больше – своим банкротством.

– Вы очень активны в соцсетях, вступаете в дискуссии с пользователями, отвечаете на критику. Тот же Facebook для вас – это дополнительный канал продаж, источник получения обратной связи, «убийца времени» или инструмент для «нетворкинга» – налаживания контактов?

– Ножом можно и хлеб нарезать, и себя убить. Все зависит от настроя, от желания, от намерений. Для кого-то Facebook и Instagram могут быть «убийцами времени», если проводить в них каждую свободную минуту без особой цели. Но если ты считаешь, что это некая комбинация «интертейнмента» (от англ. entertainment – развлечение. – прим. GM) и «нетворкинга» и соответствующим образом расставишь свои приоритеты, то так и будет. Еще, я считаю, важно помнить, что социальные сети – это вторая реальность, которая отражает твою сущность.

Веди себя так же, как ты ведешь себя в реальной жизни, делись своими реальными мыслями, и к тебе потянутся люди, которые имеют с тобой общие ценности. Что касается бизнеса, я считаю, что соцсети не могут быть только каналом продаж.

«Прогорают случайные люди, и я считаю, что это честно»

Да, сеть – это канал привлечения внимания аудитории, хороший инструмент для пиара, формирования имиджа, брендинга. Но думать «а бухну я в SMM 10 тысяч долларов, и клиенты пойдут» не совсем верно. Для эффективных продаж нужен правильный концепт, правильная стратегия и хорошая офлайн-подготовка. Если с этим порядок, то SMM будет хорошим инструментом продвижения.

– Как говорится в поговорке, «если нет реальных дел, то не спасет пиар-отдел»?

– Разумеется, в любом бизнесе первичен продукт. Если он некачественный, то и заниматься его продвижением бессмысленно. Product, place, price, promotion (продукт, каналы распространения, ценовая политика, продвижение. – прим. GM) – именно в таком порядке. Коммуницировать с аудиторией надо начинать, лишь убедившись, что решены все предыдущие задачи.

– Какими еще практическими рекомендациями вы делитесь в рамках вашего образовательного проекта со слушателями академии Versus?

– Очень важный момент в бизнесе – надо идти в ногу с реалиями рынка, а не вымышленными представлениями о нем. То есть, будучи богатым человеком, ты можешь вообразить, что все вокруг такие же богатые, и некорректно оценивать рынок. Если ты богатый человек, не иди в масс-маркет, ты не поймешь этот рынок. И наоборот – если ты не покупаешь люксовую брендовую одежду, если ты не частый гость дорогих ресторанов, не пытайся делать бизнес в люксовом сегменте. Оперируй на том рынке, к которому ты сам относишься, тогда все будет хорошо. Идей и форматов для бизнеса в мире множество. Поднимись со стула, поезди по миру, съезди в Москву, Стамбул, Киев, Европу, Китай. В 2010 году я продавал в Казахстане шоколадные фонтаны. Я это не придумал, увидел в Стамбуле и привез сюда, так как решил, что это продукт, который пойдет на казахстанском рынке.

Один знакомый турок говорит, что в Казахстане деньги буквально валяются на улице, только собирай их. Рынок автомоек у нас до сих пор нецивилизованный, с таксистами до сих пор не разобрались, я молчу про гостиницы. Правильных банкетных залов у нас в Алматы практически нет. Сервиса по чистке обуви нет. Как бы там ни говорили, люди выросли в доходах, а предложения снизу нет. Простой пример: общественный транспорт. Если бы качество его работы было таким, что пользоваться им было бы приятно и достойно, это убило бы весь рынок такси у обочины, где ездят старые «гольфы». Просто человек, который вкладывает миллиарды тенге в общественный транспорт, сам должен ездить на автобусе, видеть, как это работает. У нас часто управляют бизнесом те люди, которые к этому рынку не имеют никакого отношения. Одежду покупать у нас тоже проблематично. В продаже либо дорогие бренды, либо «барахолка». Почему между никто не встроится? Турецкий бренд LC WAIKIKI делает же это, исправляет ситуацию. Я знаю представителей этого бренда, они не одеваются в Louis Vuitton, они носят свои вещи, смотрят на рынок глазами потребителя.

– На публичных лекциях вы делитесь многими профессиональными секретами. Это не очень типичная практика. Нет опасения, что ими воспользуются конкуренты?

– Ну, во-первых, я делюсь какими-то своими наработками, которые мы уже давно внедрили. Даже если кто-то из коллег по рынку решит пройти этот же путь, это займет определенное время, к которому мы, надеюсь, уйдем еще дальше. А во-вторых, у меня есть мечта, изза которой мы и открыли академию Versus. Я мечтаю вырастить тысячу человек, зарабатывающих миллион тенге в месяц. Человек десять, работающие по нашим принципам, уже достигли этого уровня, а я бы хотел, чтобы таких людей была тысяча.

«Если в твоем ресторане невкусно готовят, тебе никто не сможет помочь»

Это моя мечта как бывшего педагога, как казаха, казахстанца. Если я смогу этого добиться, помочь кому-то, подтолкнуть к правильным бизнес-решениям, то буду гордиться этим.

– Одно из последних выступлений было посвящено нейромаркетингу. Это реально работающий инструмент или некая модная фишка из арсенала бизнес-коучей?

– В двух словах, это наука о том, как человек думает. Задача маркетолога – получить доступ к подсознанию, которое обрабатывает информацию в миллионы раз быстрее, чем сознание. Простой пример: если вы заглянете в туалеты в центрах плова Rumi, то увидите, что они чище, чем во многих других заведениях.

Если заметили, мы написали: «Этим туалетом пользуются дети». Это влияет на людей гораздо сильнее, чем если бы мы написали что-то вроде «Не сорить» или «Уважайте труд уборщиц». Подобных примеров масса, это действительно работает.

– Есть ощущение, что казахстанцы не очень склонны к частым походам в кафе и рестораны. Пытаетесь ли вы как-то популяризировать культуру питания вне дома, нарастить объем рынка?

– Мы на самом деле считаем, что объем рынка общепита можно существенно увеличить. Однако сделать это можно не за счет привлечения людей, предпочитающих обедать и ужинать дома. Во-первых, они могут кушать дома из-за нехватки денег, это макроэкономический показатель. А во-вторых, это же прекрасно, когда люди кушают дома, в семейном кругу. Когда мы говорим, что объем рынка общепита должен вырасти, то имеем в виду, что он вырастет за счет перевода части «серого», полулегального общепита на цивилизованные рельсы, где соблюдаются санитарные нормы, платят белые зарплаты, платятся налоги.

– Почему в Казахстане нет цивилизованного стрит-фуда, столь популярного во всем мире? Ведь это огромный потенциальный новый рынок.

– У нас до сих пор применяются санитарные нормы, разработанные в 1970-х, которые очень устарели. А новые исследования, которые могли бы лечь в основу обновленных санитарных стандартов, у нас не проводятся. Я вообще считаю, что какие-то разрешительные документы должны выдаваться профессиональными организациями – Альянсом рестораторов Казахстана, например. Как человек, обучавшийся по документам СССР и не разбирающийся в производстве, может диктовать что-то? Это абсурд! Простой пример: почему до сих пор с газовыми баллонами не разобрались? Газовые баллоны
у нас запрещены, потому что они могут взрываться. Но есть уже карбоновые баллоны, которые технологически так устроены, что они не взрываются. Они могут воспламениться, но не взорвутся. Почему нельзя это отразить в стандартах, как, например, в Дубае? Да, государство делает большие хорошие вещи, отменяет лицензирование, упрощает какие-то регистрационные вещи, я согласен с этим. Но работать в этом направлении нужно чуть-чуть быстрее.

1 2– С какими еще проблемами сталкивается бизнес?

– Давайте начнем с базовых вещей. У нас до сих пор не разобрались с налогами. У нас есть упрощенная и есть общеустановленная система налогообложения. Общеустановленный налог накладнее, чем упрощенный. Получается, что предприниматели с большими оборотами платят большие налоги, включая НДС и КПН, тогда как их менее успешные коллеги платят лишь 3% по упрощенной схеме. Возникает вопрос: почему успех предпринимателя должен караться? Можно, конечно, разбить бизнес на несколько юридических лиц и платить налоги по упрощенной схеме. Но я предприниматель, я не должен думать о таких вещах, я должен торговать, мерчендайзингом заниматься, клиентов своих обслуживать, строить корпоративную культуру, обучаться и обучать команду. Почему я должен какие-то схемы придумывать? Да, эти схемы законом не запрещены, но вы меня заставляете лишние движения делать, бухгалтерию содержать, которая вообще мне ценности не дает. В Англии, где мы сейчас пытаемся работать, если у тебя идет недополучение налога, они не думают сразу, что ты мошенник, они приходят и спрашивают: «Как мы можем помочь вам?» Потому что там в предпринимателе видят не потенциального мошенника по умолчанию, а партнера по развитию экономики. Если же предприниматель в глазах проверяющих органов априори виновен, то он может ответить взаимностью и действительно может начать прибегать к различным схемам оптимизации или уклонения от налогов. Хотя по природе своей любой предприниматель хочет быть честным, законопослушным и спокойно спать. Так легче жить и работать. GM small element

Grand Money

Журнал о финансовом рынке, банковских продуктах и услугах, менеджменте, инвестициях.

Выходит шесть раз в год.

Издается с 2013 года.

Свидетельство №13700-Ж от 21 июня 2013 года.

Собственник журнала - ТОО «Verbum».