Кайрат Кудайберген: "ВРЕМЯ ВКЛАДЫВАТЬ В БИЗНЕС"

Кайрат Кудайберген: "ВРЕМЯ ВКЛАДЫВАТЬ В БИЗНЕС"

Автор:  Марат Есдаулетов октябрь 2015

Отечественный МСБ ожидают несколько сложных лет. Бизнес, еще вчера считавшийся эффективным, сегодня будет вынужден оптимизировать расходы, чтобы остаться на плаву. Неэффективные предприятия, а также бизнес- проекты, нацеленные на получение большой маржи за короткий срок, будут вынуждены уйти с рынка. Этими и другими прогнозами с GM поделился владелец строительного холдинга THS GROUP, зампредседателя Палаты предпринимателей Алматы Кайрат Кудайберген.

– Кайрат Кудайбергенович, расскажите о самочувствии бизнеса в сложившихся се-годня экономических условиях. Например, что изменится для предпринимателей с переходом к свободно плавающему тенге?

– Будучи представителем МСБ могу сказать, что происходящая в мировой и казахстанской экономике турбулентность, безусловно, напрямую оказывает негативное влияние на нашу бизнес-среду. До ослабления тенге работать нам было комфортнее, так как покупка импортного оборудования, тяжелой строительной техники, отделочных материалов, которые не производятся у нас в республике, обходилась дешевле. После снижения курса национальной валюты импортные поставки подорожали, это неизбежно.

Но надо признать, что строительный бизнес не является самым пострадавшим от девальвации сектором экономики, так как большую часть стройматериалов мы покупаем у местных производителей и эти контракты лишены валютных рисков. Гораздо сложнее будет импортерам, ретейлерам, то есть всем тем предпринимателям, кто полностью зависит от импорта. Кроме того, в затруднительном положении окажутся те, кто имеет долговую нагрузку в долларах.

1 2– Тем не менее косвенное влияние на строительный рынок девальвация окажет –  через снижение покупательной способности населения, доходы которого номинированы в тенге…

– Совершенно верно. Платежеспособный спрос на недвижимость снизится, в связи с чем мы прогнозируем некую стагнацию на рынке, которая продлится два-три года. Рынок будет пассивен, количество операций по купле-продаже недвижимости будет уменьшаться. По моему прогнозу, в этот период рынок упадет процентов на двадцать. Но строительство жилья в стране останавливаться не будет, потому что государство реализует несколько больших программ по возведению социального жилья, определенные финансовые средства на эти цели предусмотрены и в программе «Нурлы жол». Однозначно, наиболее ощутимо упадут сегменты «лакшери» и «премиум», так как на них просто не будет спроса.

«Строительный бизнес не является самым пострадавшим от девальвации сектором экономики»

– И при всем при этом вы соглашаетесь с тем, что ослабление тенге было оправданно?

– Самое худшее – это разочарование. Я знаю, что это большой стресс, когда ты купил акции по пятьсот тенге и в течение короткого времени их цена снизилась до трехсот. Это такой стресс, через который немногие могут пройти. Потеря денег – это серьезный психологический удар, являющийся негативной стороной инвестирования. В таком положении сегодня оказались многие покупатели акций KEGOC.

«Девальвация – это болезненная, не популярная для бизнеса и населения, но, тем не менее, необходимая мера»

– И при всем при этом вы соглашаетесь с тем, что ослабление тенге было оправданно?

– Да. Несмотря на то, что девальвация осложняет положение бизнеса, надо признать, что искусственное удержание завышенного курса тенге тоже не является панацеей. Нельзя долго делать вид, что снижение стоимости нефти в три раза, а курса российского рубля в два раза нас никак не касается. Нефть – один из основных источников дохода нашего бюджета, а Россия – один из основных торговых партнеров Казахстана. События, происходящие в мировой экономике, касаются нас напрямую. Так что девальвация – это болезненная, не популярная для бизнеса и населения, но, тем не менее, необходимая мера. Более того, я считаю, что решение о курсе тенге должно было быть принято раньше. Это могло сохранить часть золотовалютных резервов страны, которые были потрачены на поддержание курса.

– Что, на ваш взгляд, должны делать предприниматели в изменившихся экономических условиях?

– Не буду оригинальным, сказав, что всем нам придется потуже затянуть пояса. Для бизнеса это означает критично подойти к расходной части и максимально сократить статьи, не влияющие напрямую на жизнеспособность компании, отложить до лучших времен какие-то перспективные проекты, повышать эффективность производства.

1 1

«Не буду оригинален: всем нам придется потуже затянуть пояса»

– В подобных ситуациях часто говорят об очищающей функции кризиса, так как онсметает с рынка случайных игроков, закаляя эффективных. Согласны ли вы с этим мнением?

– Закон джунглей на рынке действует всегда, но именно в кризис его действие проявляется наиболее ярко. Выживает сильнейший. Идет естественный отбор сильных компаний, слабые уходят. Если ты изначально был заточен на получение большой маржи за короткий срок, но не занимался анализом конкурентной среды, не разрабатывал долгосрочную стратегию развития, не диверсифицировал портфель, не вырабатывал путей отхода в случае возникновения рисков, то, скорее всего, первый серьезный кризис выведет тебя из игры. К сожалению, у нас еще многие ведут бизнес, думая только о сегодняшнем дне. Никто не любит длительные инвестиции и продолжительные бизнес-проекты. Все хотят заработать быстрые короткие деньги. Если представить существующий рынок в виде торта, то понятно, что сладкая кремовая часть уже съедена в прежние, так называемые тучные годы. Теперь дело дошло до коржа. Он тоже вкусный, хоть и не такой, как взбитые сливки. Но и с ним можно работать, сбавив свои темпы, обороты и самое главное – аппетиты.

– В прежние годы недвижимость рассматривалась многими людьми как одно из предпочтительных направлений для инвестирования в период финансовой нестабильности. Считаете ли вы сегодняшний момент удачным для вложений в квадратные метры?

– Думаю, что сейчас инвестиции в недвижимость – не самая лучшая идея. Рынок, повторюсь, ожидает стагнация, количество сделок, а следовательно и ликвидность квартир будет снижаться. Сдача инвестиционной квартиры в аренду также может быть затруднительна в связи с общим снижением покупательной способности населения. Все это снижает инвестиционную привлекательность этого сектора экономики.

– Что в таком случае делать со свободными деньгами?

– Деньги, лежащие мертвым грузом, медленно, но верно приносят убытки. Купить доллары и ждать, что будет дальше, – тоже не самая дальновидная инвестиция. Сейчас вообще трудно давать рекомендации, в чем хранить деньги – в долларах, евро, фунтах. Просто потому, что никто точно не знает, что будет завтра. Поэтому мой личный выбор – инвестировать в бизнес. Чтобы этот бизнес жил, приносил пользу, с одной стороны, мне как бизнесмену, с другой – чтобы создавались рабочие места, платились налоги. Все это вносит вклад в развитие экономики страны. Сегодня действительно важно объединить усилия как предпринимателям, так и потребителям. Первые должны активно работать и насыщать рынок качественной отечественной продукцией, а вторые – поддерживать казахстанского производителя, приобретать местные товары. Коллективный шопинг в России, куда утекли миллиарды долларов, лишь на короткое время принес казахстанцам удовлетворение от выгодных покупок. Оборотная сторона этой медали – ухудшение положения отечественных предприятий, некоторые из которых оказались практически на грани закрытия.

«Идеальный вариант – найти себе дело по душе, преуспевать в нем и получать от этого удовольствие»

– Инвестиции в бизнес – это не универсальный рецепт. Не все имеют склонность к предпринимательству…

– Универсальных рецептов не бывает в принципе. Как говорил Пифагор, не из каждого дерева можно выстругать Меркурия. Действительно, не каждый человек рождается с деловой жилкой, склонностью к риску, который сопровождает предпринимательство. Идеальный вариант – найти себе дело по душе и преуспевать в нем, получая удовольствие от того, что находишься на своем месте. В свою очередь государство должно обеспечить достойную жизнь для людей, которые работают в сферах, не связанных с коммерческой деятельностью.

Учителя, врачи, социальные работники – все это люди, приносящие огромную пользу обществу, и их зарплаты, так же как и выплаты пенсионерам, должны в обязательном порядке индексироваться по мере обесценивания тенге.

– Помимо производственной деятельности вы занимаетесь общественной работой в Палате предпринимателей Алматы. В чем заключается эта работа?

– В первую очередь, задача палаты – защита и отстаивание прав бизнесменов во всех органах и инстанциях. Мы помогаем предпринимателям получать разрешения и лицензии в случаях, когда им необоснованно отказали в них, организуем диалог между бизнесом и властью, решаем множество других вопросов. Приведу пример из практики.

Недавно мы рассматривали вопрос увеличения арендной стоимости пунктов питания в социальных государственных объектах – школах, вузах, больницах. Приказом Министерства национальной экономики арендная плата в этих столовых была увеличена в 9 раз, а также изменился порядок ее расчета. Раньше при расчете учитывалась лишь площадь цеха, а теперь арендаторы должны платить и за помещение, где непосредственно обедают клиенты. В результате этого нововведения у одной предпринимательницы ежемесячная арендная плата выросла в 28 раз – со 127 тысяч тенге до более чем 3 миллионов! К нам обратилось большое количество предпринимателей, занятых в сфере общественного питания в госучреждениях, с просьбой разобраться в проблеме. В противном случае всем им пришлось бы закрыть свой бизнес. «Атамекен» поднял этот вопрос, и мы достигли определенных успехов в этом направлении.

Надеюсь, что нам удастся добиться того, чтобы предприниматели сохранили свой бизнес и рабочие места.

«Существуют десятки программ, нацеленных на поддержку бизнеса, но предприниматели о них попросту не знают!»

– С какими еще проблемами сталкиваются предприниматели?

– У всех предпринимателей наряду с какими-то специфическими сложностями есть стандартные, характерные для многих видов бизнеса проблемы – нехватка оборотного капитала, инвестиций в основные средства, дороговизна заемных денег. Однако самое большое удивление, которое я испытываю в последнее время, связано с тем, что подавляющую часть вышеперечисленных проблем государство может и готово решать вместе с предпринимателями, однако последние попросту не знают обо всех существующих возможностях. К примеру, многие из обращающихся в нашу палату бизнесменов не знают про госпрограмму субсидирования процентной ставки по кредитам, про возможность получения грантов на сумму до 3 миллионов тенге, про льготные программы для сельхозпроизводителей от холдинга КазАгро.

Существуют десятки программ, нацеленных на поддержку бизнеса. Но целевая аудитория этих программ о них попросту не знает! У нас коллапс информационный, и эту проблему необходимо решать как можно скорее. Но при этом есть предприниматели, которые умеют с пользой применять все имеющиеся возможности. Например, к нам приходили ребята из России, они приехали в Казахстан, занимаются полувагонами. Открыли здесь компанию, платят налоги, наняли людей, работают и зарабатывают в Казахстане. Они говорят: «Мы уехали из России и работаем здесь, потому что здесь есть программа субсидирования процентной ставки на 50%. У нас в России таких возможностей нет». Прекрасный пример того, что хороший менеджмент при поддержке государства может приносить отличные результаты. GM small element

Grand Money

Журнал о финансовом рынке, банковских продуктах и услугах, менеджменте, инвестициях.

Выходит шесть раз в год.

Издается с 2013 года.

Свидетельство №13700-Ж от 21 июня 2013 года.

Собственник журнала - ТОО «Verbum».